Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

лучшая рецензия, мне бы хотелось ее на обложку...

Оригинал взят у ellinush в Марго Па "Проникновение"


Писать о книгах друзей — здесь есть некоторая сложность, даже неловкость. По двум причинам. Во-первых, о книгах друзей в ЖЖ нередко пишут по принципу «давайте говорить друг другу комплименты», ведь друзей вроде как обижать не следует. Однако никто эти комплименты всерьёз не воспринимает — дружба дружбой, мы всё понимаем, но литература литературой.... Вторая причина — прямо противоположная, её можно охарактеризовать словами «нет пророка в своём отечестве». Или только мне кажется, что за панегириками, в которых, допустим, начинающего автора ставят в один ряд с классиками позапрошлого столетия, скрывается некая издёвка? Стремление сохранить идею о равенстве всех юзеров, сопротивление мысли, что один из нас способен на что-то большее?

Даже прочитать книгу друга не как книгу друга, а как книгу вообще, не совсем просто. Но я постаралась прочитать роман Марго Па «Проникновение» как роман незнакомки. Теперь постараюсь написать о нём честно. Устроить себе допрос с лампой, направленной в глаза :)

Итак, понравилось ли мне читать эту книгу? Да, понравилось. Время, которое я проводила с книгой, было хорошим временем.

На что было похоже чтение? На реку или поток. Быстрый и сильный поток, вода абсолютна прозрачная, или очень холодная, или выносимо горячая. Возможно, минеральная вода, насыщенная, несмотря на свою прозрачность. Целебный источник.

А конкретнее? Ну хорошо, конкретнее. Сначала было ощущение, что читаю не роман, а философское эссе. Именно так: поиск значения вещей, дерзкие попытки через образ "схватить" бытие и искусство.

Нет, не только это. Ощущение, что читаю эссе, появилось из-за обилия цитат и сносок, честной работы с источниками (что, кстати, для меня было очень удобно - в этой сфере я люблю предельную ясность). Но, конечно, в философском эссе не будет такого течения образов, моментов, не будет упоительной свободы речи... «Листья плыли куда-то, сталкивались в воде и цеплялись друг за друга, но всегда расставались, продолжая свой путь в одиночестве». Или так: «Ангел тряхнул Древо жизни с фотографиями на ветвях вместо листьев, а я стоял под листопадом и смотрел, как кружатся над головой мгновения, разлетаются в разные стороны, и уже не мог понять, какой лист принадлежал какой ветке, и что было вначале, а что потом. С тех пор собираю их в альбомы, сортирую, разглаживаю смятые уголки».

В этом течении мысли вырисовались герои — четверо. И уже на следующем, третьем уровне пазлом сложился сюжет. Появились «взломщики снов»: без спросу они входят в сны тех, кто слишком близко подобрался к истине, чтобы помочь достичь света... или, попросту говоря, отправить наглецов на тот свет.

Некая «взломщица» отказывается выполнить возложенную на неё миссию, сохраняя жизнь «зарвавшемуся», и начинается история бегства, связавшая четверых. Это момент, когда с сюжетом вроде бы всё ясно, всё по законам жанра и понятно, куда автор клонит и что будет дальше... но именно здесь сюжет обрывается (кстати, в первом романе Марго Па, «Белый город», было нечто подобное — кульминация оказывалась местом обрыва первого сюжета, перехода на иной уровень повествования). Беглецам не удаётся уйти, и они попадают... Дальше рассказывать сложнее. Чем был тот город с одинаковыми статуями на бесчисленных площадях? Почему необходимо было жить на перекрёстке, у светофора? Чтобы понять, необходимо прочесть. Блуждание в метафизическом лабиринте, в поиске нити Ариадны: смысла. Но у каждого из четвёрки свой смысл, и нить тает в пальцах, а лабиринт уходит под воду...
«Волны качали лодку, как колыбель. Чудилось, теку и меняюсь, становлюсь водой – огромным зеркалом, вобравшим в себя сюрреализм чужих откровений: людей на мостах, изящное кружево дворцовых арок, сердцами распахнутые ставни домов, мозаику ракушек на стенах, покосившиеся дома из морёного дуба, солнечные площади и замшелые переулки».

Хорошо, а что не понравилось? Я же собиралась — без панегириков. Окей. Вначале я немного путалась в героях — роман написан от первого лица (т.е. первых лиц :)), героев - четверо, причём нередко они начинают монологи с размышлений без глаголов в прошедшем времени. Было бы неплохо ввести какую-то систему обозначений, вроде системы кружочков-квадратиков в «Письмовнике» Шишкина, где «её» письма отделялись кругом, «его» — квадратом. С другой стороны, то, что монологи были стилистически однородны, мне нравилось, я воспринимала героев скорее как юнгианскую четвёрку психологических функций личности, чем как независимых друг от друга людей (и оказалась недалека от истины, но это секрет). Вторая придирка: мне показалось странным отождествление кельтской мифологии с германской. Мы уже когда-то обсуждали этот вопрос с Марго, но она осталась при своём мнении. Видимо, у нас были разные источники (на свои источники она даёт ссылки, но я пока что не углублялась, вопрос для меня, честно говоря, не принципиальный).

Вообще переплетение культурных и философских концепций в книге безумное, от эзотерики до Сартра, от переселения душ до результатов нейрологических экспериментов, и я бы сказала, что невозможно привести всё это к общему знаменателю... Но Марго Па, уверенная, что «религии пересекаются и скрещиваются», переступила через «невозможно» и смогла создать стилистически «гладкий» текст с чёткой структурой идей (видимо, от сочетания этой стилистической и идейной "прозрачности" с насыщенностью у и меня возникла ассоциация с минеральной водой). При всей эклектике - никакой эклектики. Видимо, сама Марго, её внутренний мир стал той точкой, в которой пересеклись мировоззрения и религии, и возникло нечто целостное и необъяснимое... роман, написанный во сне.
Tags: Проникновение, отзывы - искры тепла
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments