Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

Камень и боль

Роман «Камень и боль» считают главным произведением чешского писателя Карела Шульца.
Роман в двух книгах, посвященный жизни и становлению великого итальянского художника эпохи Возрождения Микеланджело Буонаротти.

После первой книги «В садах медицейских» (1942-1943) должна была последовать вторая  «Папская месса»... Смерть распорядилась иначе, роман остался незаконченным.
Но даже в датах написания первой книги мне померещилась опечатка: написать за год столь эпическое полотно?!
В предисловии переводчика говорится, что Карел полностью перевоплотился в художника эпохи Возрождения, а роман изваял, это великая симфония на бумаге, музыка в камне.

michelangelo-david_1

Наверно, я впервые в жизни задумалась о том, что именно такую книгу мне бы хотелось написать самой.
В ней
все мои многолетние бессонные раздумья, мечты, страсти и боль. Да, боль – как становление истинного художника.
Лучшая книга говорит тебе то, что ты сам давно открыл и знаешь, но говорит весомо, отметая все сомненья в истинности суждений. Отверзая душу – и оставляя её открытой. Навсегда.
Символом Микеланджело становится статуя Давида: победить великана ударом, камнем.
Камень, удары и боль – это мученический путь художника, но не смирения, а творения, ибо бога не постичь одной молитвой, нужны Дела. Микеланджело, как Творец, лепит Космос из Хаоса, потому что только то, что имеет форму, познаваемо.
Это вызов облетающей чёрной розе Рима, несходству сущего и насмешке бытия Лоренцо Медичи – это вызов Времени.
Правители теряют власть, женщины – красоту, а Микеланджело работает. Люди умирают, камень оживает – и статуи живут вечно.
"Подумай, кто из вас станет представителем эпохи: Никколо Макиавелли, Савонарола или ты, Микеланьоло?"
Но для того, чтобы камень ожил, нужно понять своё горячее сердце и вложить его в камень, впечатать ударами.
"Все связаны неразрешимыми узами тьмы, но сами для себя они тягостнее тьмы" – повторяет Микеланджело. Казалось бы он бежит от себя, но бежит от времени. От Других.
Не познает себя через другого, а только в полном одиночестве, в борьбе с целым миром.
"Давид с пращой, я с луком" (это уже стихи самого Микеланджело).
Мировоззрение Другого воплощается в романе в Леонардо да Винчи.
"Я думаю, –  холодно возразил Леонардо, –  что весь мир мал для нас двоих".
Две точки зрения на искусство:
как на единственную в мире истину (Микеланджело) и только лишь как на средство познания и поиска: нельзя создать материю, но можно раскрыть тайну её (Леонардо).
Всё исходит из одной точки и возвращается в неё, добро и зло едины?
Или всё-таки искусство – это молитва, исповедь, проповедь, единственный озарённый сиянием путь?
Вечный спор, неразрешимый. Действия и созерцания. Творчества и познания сущего.
Недаром, Микеланджело сравнивает Леонардо с Пилатом, когда тот спрашивает его, что есть истина? Вот она, перед тобой. Имя ей искусство. Жертва твоя и Крест твой.
В романе есть ещё один спор Микеланджело с другом-художником Граначчи: заложить ли душу свою во имя искусства, или безыскусно ваять как сможешь во имя бога?
Он тоже не разрешим.
Одно я поняла точно...
В романе есть описание казни in pace (что значит приговорён к миру). Узники томятся в сырых подвалах без солнечного света до потери зрения, сознания, жизни. Медленно превращаясь в червей. Встречала и раньше в книгах описание подобной казни, и то, что многие приговорённые бросались на стену, разбивая себе голову, лишь бы не оказаться во тьме.
В мире (и покое) для меня значит... жизнь обывателя. Без света вдохновения, без искры в глазах. Да уж, чем так, лучше сразу разбиться.
Или взять в руки резец. Кисть. Перо.
 
Tags: литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment