Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

Как птица Гаруда. Михаил Анчаров

«…Сегодня жена мастера Аюна намекнула ему,
что неплохо бы скорей закончить птицу Гаруда,
чтобы можно было ее продать на ярмарке
и на вырученные деньги починить крышу.
Но мастер Аюн сказал ей:
„Ты видишь, что птица Гаруда еще не окончена?“
И снова погрузился в размышления.
По всему видно было, что починка крыши волнует его меньше,
чем окончание птицы Гаруда…»
Для чего и во имя чего живет человек? В чем смысл жизни и почему так мучительно труден путь познания истины? — задаются вопросами герои романа Михаила Анчарова на протяжении всего двадцатого века из поколения в поколение.
Ищут ответы, каждый по-своему.
Потому что "ежели человек отличен от петуха или дерева, то одним только — надеждой стать для вселенной собеседником. И значит, человеку до Человека надобно дорасти, дорасти до собеседника вселенной, поскольку скот не виноват, что он скот, а человек, ежели он скот, — виноват. Иначе твоя жизнь ушла на кормежку и попусту, и пришедший позднее — что он сделает с твоими плодами?…"
Потому что "нравственность", то есть нравственное целое, не делится на одинаковые кирпичи по штуке на каждого, а, наоборот, оно, это целое, складывается из разнообразных характеров — "нравов" в нравственность общую", а "гармония — это не сумма одинаковостей, а произведение различностей, складывающихся в прекрасное целое", из чего следует, что "если норов попадает на свое место в жизни, то ему цены нет, а безнравственность — это когда человек занят делом, к которому он не приспособлен".
Потому что "в светлое будущее нет проторенной дороги, а по непроторенной дороге нельзя груз тащить ни строем в одну сторону, ни растаскивать по разным карманам и хапать. А надо его тянуть и тормошить в разные стороны, сообразно норовам, но имея общую цель. Вот он, образ гармонии..."
Потому что "жизнь на важное и пустое не делится" и "если думать одними выводами, перестанешь замечать, из чего сделан вывод... Реальную жизнь".
Потому что "есть два мира — мир образов и мир повседневный, и от каждого из них наше сознание получает свои впечатления... Мир образов и даже сны впечатывают в наше сознание такие же сигналы, как и пейзажи на улице. И сознание, которое вторично, должно выбрать, что предпочесть — воображаемое или повседневное. Но оба они реальны..." То есть жить одной повседневностью —  значит жить безобразно, а жить лишь фантазией —  мания. Или проще: "без журавля в небе синица в руке дохнет".
Потому что жизненный путь — это "восхождение к цельному человеку, у которого впечатления от образов и впечатления от внешней жизни сознание приводит в соответствие друг с другом. И лучший вариант поведения — гармония каждого шага... И от того, из каких шагов ты складываешь свою судьбу, будет зависеть вся твоя дорога... Каждый шаг должен быть хорош! Каждый! Не может состоять хороший путь из плохих шагов!"
Потому что "зло — это не страх реальной смерти, а выдуманный страх быть преждевременно превращенным в отходы…", страх ненужности и неприспособленности к жизни.
И значит, нужно жить талантливо. "Живое время так хочет, и мы, люди, — его пророки. А кто не пророки — опомнятся".
"Как птица Гаруда" —  это роман-эпопея, в котором весь двадцатый век с его революциями, войнами, научными открытиями и сменой поколений медленно протекает перед глазами, как мощная река, состоящая из капель человеческих жизней. Нет, это не "сто лет одиночества по-русски", это сто лет любви и поиска истины. Эта Красная книга о человеческой природе и космосе, о земном и возвышенном.
Мне показалось, что, наверное, это первая книга, где есть ответы на все мои вопросы.
Кроме одного: какого все-таки цвета глаза у полюбившегося мне героя Витьки Громобоева?
Михаил Анчаров (или Зотов Петр первый Алексеевич) пишет: бутылочного.
Зеленого? Как стекло бутылок из-под минералки?
Темно-карего? Как стекло под коньяк или портер?
Кристально-прозрачного?
Какого?
Очень уж хочется посмотреть ему в глаза, потому что Витька Громобоев — Пан. А Пан это не значит «бог», Пан это значит «всё», т. е. природа.
Познаешь природу — познаешь себя.
Вот картина "Пан" Михаила Врубеля, которую они рассматривают в Третьяковской галерее.
Глаза — как слеза...
800px-Vrubel_pan
"— Кто этот старик?
— Это бог, сынок, — сказал Зотов...
— Какое странное изображение бога, — сказал Витька. — Почему он такой облезлый?
— Он не облезлый, сынок, — сказал Зотов. — Он забытый".
Такие книги не дают забывать о главном, и ими НУЖНО делиться.
Tags: литература
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment