Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

Венецианский контракт. Марина Фиорато

«1576 год. Прошло пять лет с тех пор, как Османская империя потерпела сокрушительное поражение в битве при Лепанто. Под покровом ночи корабль со смертоносным грузом на борту незаметно подкрадывается к Венеции. С корабля сходит человек, в котором еле теплится жизнь, и направляется к площади Сан-Марко. Он несет жителям Венеции "дар" Константинополя. Через несколько дней весь город уже охвачен чумой – и турецкий султан наслаждается своей местью…»
Себастьяно Веньер, адмирал венецианского флота, дож и правитель Венеции поручает архитектору Антонио Палладио спасти город от чумы, построив на острове Джудекка самую прекрасную церковь, которую он только сможет создать. Дож считает, что венецианцы своим фривольным поведением навлекли на себя божью кару, и только церковь божественной красоты, способная сравняться с Его замыслом, умилостивит Бога – и чума покинет город.
Антонио Палладио, собиравшийся бежать в Винченцу от чумы, понимает, что это его единственный шанс получить самый долгожданный контракт на строительство в Венеции. Это контракт не с дожем, а с Богом, распахнутая перед ним дверь в вечность. И он остаётся строить одну из красивейших из сохранившихся и по сей день церквей Венеции – церковь Реденторе, что переводится как «Спаситель». Каждый год в третье воскресенье июля, дож посещал церковь и служил мессу. До сих пор в Венеции примерно в это время можно увидеть шествие жителей Венеции к Церкви Иль Реденторе...


Художественный роман Марины Фиорато рассказывает о людях и событиях, окружавших строительство «Спасителя», погружает в атмосферу 16 века Венеции.
В романе множество исторических допущений и авторского вымысла. Например, Антонию Палладио исторически не присутствовал при освещении церкви: это случилось в 1592 году, а Палладио умер в 1580. Но именно такие допущения как раз позволяют «жить» в книге, другими глазами увидеть когда-то восхитившее белокаменное строение Венеции, а теперь ставшее ближе – хочется вернуться туда ещё раз, уже как в знакомый дом. Когда была в церкви, видела окаменелость наутилуса в одной из плит пола, из книги узнала, что это своеобразный символ «души» Палладио, заключенный в его венецианском шедевре навсегда: когда каменщики хотели избавиться от камня с останками наутилуса, Палладио повелел положить камень на самое видное место – в проходе между скамьями, под куполом церкви, как память о своей истории.
В романе Палладио вдохновляет на строительство церкви героиня по имени Фейра – девушка-врач, приплывшая в Венецию на чумном корабле из Константинополя. Она много рассказывает архитектору о мечетях Константинополя: Святой Софии, Сулейманийе, Беязит… У самой Фейры – роман с венецианским доктором, вместе они пытаются вылечить город от чумы. И таким образом, Реденторе становится символом слияния Востока и Запада, того, что Бог един, и он есть – любовь…
Прекрасная, по-моему, история, написанная венецианкой по происхождению.  
Tags: Венеция, литература

Posts from This Journal “Венеция” Tag

  • ОБРЕЧЕННЫЕ: 3 встречи и 2 прощания

    «Жизнь – чья-то мрачная шутка», – подумал Матиас и продолжил вычерпывать воду. «…Вначале — трое…

  • Венецианский синдром

    В Центре документального кино в Москве до 17 июня идёт документальный фильм "Венецианский синдром", первые показы которого на фестивале…

  • Тяпничная алконавтика: сны и бред

    Заспиртована: - Все стареют: моя мама, подруги, девушки... А ты - нет. Как тебе удаётся? - Ну, у меня дома бутылка коньяка под кроватью припрятана...…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments