Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

Стать ветром...

Самое страшное для человека - это полное понимание. (К.Г. Юнг)

 

Откровение – не метод писать книги: даешь людям душу, они ее берут в ладони и… не знают, что с ней делать, ведь свою они протянуть в ответ не готовы, даже в мыслях-мечтах. Душа – это то, чем никогда не делятся. Ее берегут и копят. Смешные! Отдавать всегда легче, чем принимать. Терять – чем иметь. Ведь это свобода, отсутствие каких-либо обязательств. Если ничего не берешь взамен, всегда можно просто уйти. И никто не посмеет удержать – ты и так отдал им все, что имел… Разумный рахметовский эгоизм, возразить против не сможет никто. Потому что никогда не догадается, что есть только два пути, как в мифе о птице: сожми ладонь с душой посильнее - и она задохнется, раскрой, освободи – и она запоет. Но нет, все пытаются сжать, удавить друг друга в объятиях и больше всего боятся, что их самих кто-то растратит, использует, вычерпает…

Собираются покорять вершины гор, но набивают рюкзаки доверху полузабытыми воспоминаниями, страхами, снами, сомнениями, чувством вины, обидами, несбывшимися надеждами и мечтами. Рюкзак становится неподъемным, но они упорно тащат все в гору, задыхаясь и сгибаясь под тяжестью накоплений собственных душ. Абсурднее не придумаешь. Это же так просто отпустить себя в свободный полет. Всегда любила путешествовать налегке и желательно без попутчиков.

Истинное одиночество (то есть свобода)  – это возможность жить рядом с людьми, которые тебя не понимают... А еще лучше не видят.

Стать ветром. Бестелесность, свободный полет, далекие страны и города, запахи, звуки. Когда ты со всеми и ни с кем, везде и нигде одновременно. Прикоснуться к любимому лицу, растрепать его волосы, а он даже не будет знать, кто я. Он скажет: «Ветер…». Свобода любить безответственно, как это делают дети. Ничего не требуя взамен, не принимая даров. Иначе придется платить по счетам.

Мой возлюбленный город сразу понял, что именно мне нужно: раствориться, исчезнуть. Потеря себя и есть свобода. У меня ничего нет: мой дом – его дом, мой брат – его брат, мои друзья – его друзья, я пишу чужими словами, которые были произнесены задолго до моего рождения, и рисую то, чего нет – свои сны. Прозрачность и призрачность. Бесчисленные отражения в зеркалах метафор…неуловимы, как ветер.

            Великие пишут иначе. Таблетки от отчаяния, тонкие марочные вина, убийцы времени в метро, вирусы неизлечимой болезни… Последнее мне нравится больше: кресло для слов и строчка за строчкой, день за днем. И «надежда - это лишь еще один переходный период, который просто нужно пережить» (Чак Паланик). Бессонница, плавно переходящая в творческий запой с последующей суицидальной тягой… Слова, слова... еще глоток, еще один вдох без выдоха.

            Комплексы, страхи, запретные мечты, и как следствие - развитие зависимости. Человеческая душа состоит из множества струн, на которых можно играть, как на скрипке, или хотя бы гитаре… А еще существует искусство заблуждений и откровенной лжи. К примеру, в ночных клубах Москвы продают травку с метадоном внутри. Ты думаешь, что будешь всего лишь улыбаться, а проснешься и испытаешь ломку. Москва вообще опасный город, тебя постоянно на что-то подсаживают. А после падений подсовывают самые лакомые кусочки, мол, заслужил. Это чтоб скучно не стало вдруг страннику, а его взгляд не искал бы упорно на карте место, где живет солнечный свет, чтоб не сбежал в самый разгар отношений. На пике. То же и в книгах. "Писал роман о любви, а получилась автобиография" (Харуки Мураками). Закроешь не иначе, как на последней странице. До конца - вот их кредо. И жить и писать. И ждать, пока все затухнет и стухнет, убивая память себе и другому, чтобы заглавными буквами вывести долгожданное слово «КОНЕЦ».

Хорошая, кстати, идея… Перевести отношения человек-город или человек-книга в плоскость отношений человек-человек. Можно будет издать бестселлер на тему, как намертво привязать к себе любимого(ую) для тех, кто верит, что «можно встретиться навсегда»… Я вот не верю, но остаюсь. Выходит, что и я могу испытывать то, против чего протестую – зависимость. Значит, работают методы пряник-кнут-рулетка-полет… Главное – непостоянство, игра, умение удивить. Определение разочарования – перестал удивляться. Не только любовник - любовницу, но писатель - читателя возьмет за горло, если на каждой последующей странице будет в корне иное, чем ждут на предыдущей. А жить и писать, в сущности, одно и то же. Финал – всегда непредсказуем. А книги - как люди, и наоборот.  Жаль, что Москва для меня столь неуловима и непостижима, жаль, что до сих пор не могу разгадать-понять-принять и хоть чему-нибудь у нее научиться. Но, надеюсь, еще не поздно поверить в парадокс о том, что непостоянство ведет к постоянству, а, значит, привязанности. «Силы, направленные против необходимости, тотально ей служат» (Кандинский «О великой утопии»).   

И все-таки, может, побег все же лучше? Не писать большими буквами слово: КОНЕЦ?

Сыграем? Поставите на меня?
 UPD: Хотя... пустоту вечно наполняют зависимостью, свобода слегка горчит, а счастья без сожалений не бывает 

Tags: Миниатюры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments