Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

ПРЕД-предисловие

Мой мир разрушен до основания. Теперь мне предстоит собрать новый, по кусочкам. Яркая мозаика из запахов, звуков, образов и деталей неосознанного доселе счастья. Нужно вспомнить каждую искорку и сплести полотно. Только нитки все разные: шелк, шерсть, лен…, не плетутся. Ведь искусству плетения гармонии из хаоса учатся долгие годы. Потому что жизнь – это стремление заполнить пустоту внутри. И не чужим представлением о счастье, а своим, открытым или вновь созданным.

Я словно стою на тонком прозрачном стекле, а под ним – непостижимая глубина океана. Стекло вот-вот треснет, а я не умею плавать. Раньше стекло было непрозрачным и казалось твердым асфальтом. Единственной возможной реальностью. А сейчас я понимаю, что попытка рисовать дельфинов и перевернутые Белые города на асфальте стала первым вызовом. Переосмысление начинается с отрицания. Это не кризис, это нехватка информации. Пришло время учиться.

 

Я живу в рациональном мире. Здесь считается нормой, что 2/3 профессий и занятий человечества абсолютно бесполезны, потому что деньги    мерило статуса. Желание обладать ненужными вещами многих из нас обеспечило работой.

Большинство живущих исповедуют нелюбовь, но упорно держатся за идеалы верности. Страсть вопреки всему (т.е. безотчетное, искреннее, инстинктивное чувство) порицается, а любовь подразумевает работу над собой и оправдание ожиданий: никто не принимает нас такими, как есть.

Многие видят в детях свое продолжение, двойника, который сможет добиться того, чего они сами не смогли найти – счастья. И хотят прожить свою жизнь еще раз – вместе с ними, в них. Повторение. Второй, третий… шанс - все исправить и научиться любить.

Мы рождаемся обреченными умирать, мы влюбляемся с равнодушным предчувствием угасания, мы тратим (и в итоге утрачиваем) себя из страха упустить время.

 

Я живу в обществе. Здесь нельзя быть по-настоящему свободным, потому что невозможно познать себя. Любое «я» в обществе  - не более чем набор масок в ролевых играх «мы».  В детстве и юности мы все искали ответы на вопросы: Кто я и зачем живу? Взрослея, мы вживались в предписанные роли и утрачивали связь с реальностью, пока ощущение жизни не ушло совсем. Мы состарили свое лицо гримом ответственности перед другими, так и не получив ответов на свои вопросы, потому что жизнь заменили существованием или, точнее, со-существованием, зависимостью. Мы придумали правила вечной игры: создали кумиров и мессий и идем за ними след в след вместо того, чтобы искать свой путь. Мы прагматично «прогибались под изменчивый мир», пока не забыли, зачем нам это нужно. И теперь наша жизнь напоминает чужой, навязанный извне сон. Кошмар наяву. Абсурд без пробуждения.

Рождение – взросление – произведение себе подобных – передача опыта – смерть – новый виток, повторяющий предыдущий. Спираль в никуда. Бессмысленные «фигуры перед зеркалом»[1]. Мозаика веков, перестановка сил, смена декораций на одних и тех же руинах. Кубик рубик вечности. Непроточная вода загнивает, ни одна система не может удержать равновесие. Ген саморазрушения, заложенный в нас изначально. Миф об Атлантиде, как штрих-код сути вещей. Первопричина конца.

 

«О, эта наглая выскочка смерть,

добивающая нас издалека,

дотянувшаяся до нас через удовольствия,

которые мы находим

в ничтожной ласке,

в чашке чая»[2]

 

Почему не создать единожды одно совершенное чувство, одну равновесную систему, одно гармоничное поколение? В чем логика конца, если все новое – это хорошо забытое старое? Если смысл в том, чтобы вернуться и начать все заново, «как будто только что родились»[3]?

«Песочные часы существования будут переворачиваться снова и снова, а вместе с ними и ты, прах праха. До какой же степени довольным собой и своей жизнью ты должен стать для того, чтобы не желать ничего свыше этой окончательной, вечной и неизменной рутины?»[4]

 

Если отрешиться от смыслов, то все мы  – дети Солнца. Единого источника энергии, который требует «подзарядки». Мы – «аккумуляторы», накапливающие энергию посредством жизненного опыта, а потом возвращающие ее обогащенной источнику бытия. Он просто ест. Нас. Мы – massa confusa[5], частицы целого (душа из солнечного света Платона, бессмертный дух Ах древних египтян, обитающий на солнце, энергия Эйнштейна…). Мы созданы по образу и подобию творца, а значит, тоже едим. Друг друга. Потребляем, как он потребляет нас.

Но все же мы – разумные частицы, что неминуемо приведет к осознанию себя и своего места в мире и к бунту. Против природы. Против создателя. А значит к гибели. Остается лишь смирение. Вера в то, что только в единении с источником обретается счастье. Именно эта мысль и лежит в основе всех священных книг. Растворение в небытии. Признание собственной ничтожности.

Вера в нас – против веры в себя.

Страх одиночества – против индивидуального восприятия мира, т.е. свободы. 

 

Не в страхе ли разъединения дело?

Человек любит смелее и искреннее, если умеет терять и не боится остаться один.  Человек достигает вершины, если презирает опасности на пути к ней. Если готов расплатиться, возможно, жизнью (необязательно физическим существованием, некоторые до головокружения боятся потерять устроенный быт).

Смысл в том, чтобы быть счастливым, независимо от координат места, времени и окружения.  Не стать, а именно быть. Шагать по ясной дороге и знать, что каждый шаг не напрасен, а жизнь не впустую. Свобода - это приключение, волна, которая накрывает с головой. Безответственность с четким осознанием того, что не ждешь ничего взамен.

Свобода  - это когда человек не зависим от мира, а не разобщен с ним. Когда слитое «мы» в новоязе  не фигурирует, потому что можешь все сам, не растворяясь в ком-то другом. Основа жизни – творческий акт. Творчество – это любовь, а «любовь – это любопытство»[6], помноженное на невозможность его удовлетворить.  Непрочитанная книга. То есть, если посмотреть шире, та же самая тяга заполнить пустоту внутри чем-то еще неизведанным, новым. Только парадокс в том, что если один человек видит смысл существования в другом, то пустоту пустотой не наполнить.

 

 

Остается выйти из игры и начать постигать суть спирали. Потерять связь с реальностью. Уйти в свои сны. Искать первопричину конца.

А еще выключить нимб и позволить себе совершать ошибки и впадать в заблуждения без страха, без оглядки на игроков по правилам и упущенное время (а возможно, и жизнь).

Потому что тайные озарения посещают нас в самых неожиданных местах лабиринта, а в такие места чаще всего попадают именно по ошибке. 

Нужно разрешить себе быть собой, даже если в этом мире мне уже никогда не найдется места. Потому что полет в неизведанное прекрасен сам по себе.



[1] Карлос Кастанеда «Активная сторона бесконечности»

[2] К. Кастанеда. «Дар Орла. Огонь изнутри»

[3] «Какое бы славное или великое деяние или вообще замечательное событие ни произошло, будь то в нашем краю или в любой стране, о которой мы получаем известия, все это с древних времен запечатлевается в записях, которые мы храним в наших храмах; между тем у вас и прочих пародов всякий раз, как только успеет выработаться письменность и все прочее, что необходимо для городской жизни, вновь и вновь в урочное время с небес низвергаются потоки, словно мор, оставляя из всех вас лишь неграмотных и неученых. И вы снова начинаете все сначала, словно только что родились, ничего не зная о том, что совершалось в древние времена в нашей стране или у вас самих» (Платон. Тимей. Рассказ Солона об Атлантиде)

 

[4] Фридрих Ницше

[5]  - то, что алхимики называли первичной материей - prima materia или хаосом, начальной точкой поиска сущности бытия…

 

[6] Джованни Джакомо Казанова

Tags: Проникновение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments