Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

Субботний бокал вина



Пью красное вино, дождь за окном. Почему-то всегда пью вино либо в одиночестве, либо вдвоем с тем, кто думает со мной на одной волне. В тусовке буду пить виски или пиво. А красное вино тянется медленно, как размышлизмы.

 

 


про жизнь

Красное вино содержит ресвератрол - мощный растительный антиоксидант, снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний и рака, понижает количество сахара, улучшает память и бла-бла-бла. Но главное он нейтрализует свободные радикалы – основную причину старения. Кто у нас долгожитель? Правильно, горцы. А они не только горный воздух пьют, но и то самое красное вино, причем, литрами. Сама жила на Кавказе, знаю, что говорю. Помню, как-то летела в самолете с одной бабулей (она мне почему-то несказанно обрадовалась, заявив: попьем с тобой винца, будет мне компания). Бабуля кандидатом наук оказалась. Пить завещала только красное вино: мол, бычья кровь. А быкам поклонялись издревле: атланты, египтяне, греки…

По Дискавери же который день изобретают таблетку долголетия: рассматривают ресвератрол как один из главных компонентов.

 

про кино

А под вино вчера смотрела «5 чувств»  (Джереми Подесва, Канада, 1999).

Гениальный фильм, давно ничего подобного не видела!

5 разных историй собирают мир в кадре из 5 чувств:

…Врач-окулист, купивший годовой абонемент в оперу пытается преодолеть ужас надвигающейся глухоты, собирая библиотеку шумов в своей голове: шум моря - от картины в кадре, дождь, смех детей… «Это как стихи», - говорит ему проститутка. Проститутка, которую он просит «подойти ближе», ведь его семья далеко и уже не вернется. Она помогает ему услышать «другие голоса», приводит в церковь, где он слышит литургию, прикасаясь пальцами к спинкам сидений – вибрация…

 … Пальцами слушает дождь массажистка, потерявшая возлюбленного в автокатастрофе.

«Каждый клиент, к кому прикасаюсь – к плечам, шее… - мне кажется Им». Она лечит людей. Лечит прикосновениями нерастраченной любви. От злости, от недоверия, от одиночества…

…Но одинока ее дочь. Она подглядывает за чужой любовью в парке и встречает такого же «смотрящего». «Кому-то нравится, чтобы на них смотрели, кто-то любит смотреть сам». Она может видеть его «изнутри», только в парике и нижнем белье. Когда обнажается то, что неуловимо и что так трудно понять …

… Неуловимое ищет и уборщик богатых квартир. Потрясающий любовник, как мужчин, так и женщин, он решает встретиться с каждым из своих «бывших», чтобы по запаху определить, кто же его по-настоящему любит или хотя бы любил. Он знает, как пахнет любовь…

… Его подругой, которой он звонит постоянно. Рона печет безупречно красивые, но безвкусные торты. И не может поверить в любовь Роберто. Роберто в Канаду приехал из Италии, приехал к ней, но она считает, что для того, чтобы осесть и найти работу. Он знает вкус жизни, даже в аэропорту появляется перед ней – уже спящей (рейс задерживается) с белокурой красавицей. Для подозрений же нет причин: итальянцы всех считают своей семьей, это национальное. Но даже блондинке не под силу восстановить доверие между ними: она помогает ему украсить дом Роны свечами, но уходит слишком поздно. Рона стоит под дождем снаружи, видит ее, выходящую из дома, и плачет. Она думает, что… А в ее доме оплывают тысячи свечей. Роберто зря ждет, пожара не будет, разве что в прямом смысле.

На этом кадре поймала себя на мысли: я похожа на нее, я тоже никому и никогда не верю. И, наверно, не одна я. Люди вообще мало доверяют друг другу.

А жаль, все могло бы сложиться иначе…

Кажется, в фильме не хватает шестого чувства: интуиции. Вадей им герои, могли бы найти свое счастье. То самое  - настоящее. Но тогда кино снимать было бы уже не о чем.

 

Шестое чувство – это как круг, замыкающий зрение, слух, обоняние, осязание, вкус.  Синестезия, когда звуки имеют цвет, кожное зрение, когда с закрытыми глазами угадываешь, что красная ткань теплее синей (цвет излучает свет). Интуиция, когда видишь сквозь закрытую дверь и на многие километры, знаешь, что будет завтра, и что он скажет тебе при встрече…

 

Но это еще не все: есть седьмое чувство.    

Мир – это и есть число семь (триада + 4 первоэлемента – земля, вода, воздух, огонь), 7 нот музыки сфер, 7 цветов радуги. Значит, и чувств должно быть семь, а не шесть, как нам твердят с детства.

Кажется, я знаю седьмое.

Смотреть на солнце -  всегда больно глазам. Видеть великую картину и плакать перед ней. Видеть, как ветка повторяет изгибы реки и чувствовать злость и бессилие, потому что не можешь это сохранить и выразить, а значит понять. Слишком красиво! В такие моменты вечность стучится в двери времени. 7 цветов сливаются в белый. Наша физическая оболочка, порой, истончается настолько, что сквозь щели хлещет белый ослепительный свет. Миры соприкасаются, а при столкновении всегда больно. Да, 7е чувство - это боль, взрыв изнутри. Инородный пульс. Безумие. Это невыразимо словами. Но я все же пытаюсь, поэтому и «Проникновение» глохнет на каждой странице.

Мне кажется, я – алхимик, я что-то открыла, но всякий раз скатываюсь в вязкую трясину непознанного, необъяснимого, темного. Словно перед носом захлопнули двери, сказав «маленькая еще, иди спать, взрослые сами тут разберутся». Запределье не открывается нетерпеливым. А мне нужны доказательства.

Читаю письма Ван Гога и понимаю, что с эмоциями и словом нужно работать так же, как он работал с натурой и цветом – до полного изнеможения. Любить то, что любишь.

И всегда считать себя начинающим, как А. Кончаловский писал о себе в «Низких истинах». Состоявшийся мастер - читай «похоронивший себя импотент» - ничего более не создаст, если будет думать так о себе при жизни. Наверно, это непреложный закон.

Поиски же всегда болезненны. А слова ускользают, как тени. Если не знать, что «тень – всего лишь место, где останавливается свет». Но даже знание не поможет «это слитое и живое разделить на буквы». Нужен сплав, некая универсальная формула, чтобы зритель видел тоску художника по уходящему дню, а не солнце, садящееся за лес, на картине. Слова же вообще – мертвы, разделены на буквы, а мы разорваны временем. Чтобы понять нужно не фрагментарное, а целостное и неделимое восприятие, как у Борхеса в рассказе «Фунтес – чудо памяти», где каждая секунда бытия навсегда остается перед глазами.

Все это слишком сложно, знаю. Но как писал Ван Гог: тема должна быть выше и сложнее художника. Как писал Павич: если вы мудрее, чем ваша книга, вы – не писатель.

Значит, я на верном пути…

   

про сны

В восемь утра мой сон был взломан. Не в первый раз. Это именно то время, когда я просыпалась раньше на работу (сейчас позже), но сон в это время по-прежнему некрепкий. Все было так, как могло бы случиться в реальности.

Мама сказала мне: Тебя ждут, вам давно пора объясниться. Нельзя быть такой жестокой…

Он ждал меня на Рождественке, стоя вполоборота и смущенно улыбаясь. Так же стоял бы и в жизни.

Я ничего ему не сказала - проснулась. Я не виню за проникновение, тоже делала это неоднократно.

Как взламываются сны?

А) Нужно заставить человека постоянно думать о вас, не важно, как: влюбите его в себя,  займите у него денег, или недорасскажите ему что-нибудь интересное… Да мало ли способов?  О его способе – не скажу.

Б) Попадаете вы в его реальность - ту, которая ему ближе всего: работа, дом, улица, по которой ходит каждое утро… Вполне вероятно, вы этого места никогда не видели сами, но во сне оно слишком реально – до мельчайших деталей.

В) Он видит вас, как в жизни, – очень четко. Ему кажется, это не сон.

С) Еще такие сны пронизаны каким-то невидимым, ускользающим светом. Светом теней.

 

про живопись

 

…Я видела сегодня такой свет в картинах Эжена Каррьера «Сон» (портрет дочери) и «Поцелуй матери». Их две всего в Пушкинском, но все остальные его картины выполнены, словно во сне. Пишут, это авторская техника.  

Хотя я вообще в последнее время вижу то, чего нет.

Там же в Пушкинском смотрела на картины Гогена и увидела человеческий череп

1) В третьем справа камне, на который смотрит павлин (картина «Пейзаж с павлинами», о которой он писал в «Ноа Ноа»: туземец, рубящий дерево, убивает во мне самом цивилизованного человека, превращая в дикаря). Он хотел избавиться от лицемерия Запада на Таити. (Надпись MATAMOE означает «смерть»).

2) В картине «Меня зовут Вайрумати», повествующей о любви божества к смертной женщине. Смерть - в завитке дыма от папиросы.

Сам Гоген ничего не писал о черепах ни в «Ноа Ноа», ни в «Прежде и потом». Значит, их там нет. И есть одновременно…

 

про любовь

Полвторого ночи… Ты бы уже охрип кричать: «СПАТЬ!!!!» А я все не сплю…

Знаешь, твои не терпящие прекословия «поставь рюмку на место», «вынь изо рта сигарету», «отлипни от компа» продлевают мне жизнь. Потому как без тебя у меня организм бы изнашивался в год, как за пять лет. Вкус одиночества, когда можно делать все, что в голову взбредет, прекрасен, но меня, скорее всего, убил бы.

Искала все, как распознать любовь. Теперь знаю: любовь – это забота.

Надеюсь, денег, что я положила тебе на телефон, хватит, и вы не останетесь там, в своих палатках, без связи...

Tags: lytdybr, Проникновение, искусство, кино, мои сны
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments