Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

Что со мной происходит?

…предчувствие смерти или возвращается память времён?

 

Во сне я держала в руках очень древний фолиант. Это был сборник.

 

Авторы:

- Флобер

- Марго Па

- Моризо

Именно так и в таком порядке. Мне было очень страшно.

Господи, я уже сошла с ума или это ещё только начало?

Почему всё, что бы я ни делала, неуклонно тянет меня во Францию на границу веков?

 

Итак:

Гюстав Флобер (1821-1880) написал знаменитую «Госпожу Бовари», которая, не спросив его разрешения, отравилась…

Мои герои тоже тащат меня за собой и по пути безжалостно колотят о стены…

А «Искушение святого Антония» он писал всю жизнь.

 

Берта Моризо (1841-1895) – художница, входила в круг импрессионистов, обучалась у Коро, была замужем за братом Мане – Эженом. Первая выставка в 23 года… Потрясающе!

Странно, что я всегда пропускала её работы…

 

Вот одна из них:

«У колыбели». 1872 г. Холст, масло. 56х46 см.



Красная кайма по краю… Мёртвый младенец.

Да, именно мёртвый (взгляните внимательно!), как та первая и единственная кукла, которую я сломала в песочнице в детском саду, когда мне было три года.

А годами позже вычитала у Борхеса о том, что «Дети – зеркало нашей смерти»…

Но у Берты была дочь – Жюли…

 

Что, чёрт возьми, происходит? Откуда взялись все эти мои страхи и ненависть?

ПОЧЕМУ я НЕ МОГУ рисовать, если это единственное, чего мне по-настоящему хотелось в жизни?

Почему я мучительно подбираю слова вместо того, чтобы смешивать краски, и не умею любить?

 


 

UPD. 17/01/2011

Мои сны, похоже, становятся реальнее жизни – в них обнажается суть, которую не замечаю в мутной воде дней, в спешке…

Почему Флобер?

БАШНЯ ИЗ СЛОНОВОЙ КОСТИ!!!!

Символ ухода в мир творчества от проблем современности, самоизоляцию, замыкание в духовных исканиях, «оторванных» от «прозы жизни».

Из писем:

«...Надобно отдаться своему призванию — взойти на свою башню из слоновой кости и там, подобно баядере среди благовоний, погружаться в одинокие свои грёзы»;

«Пусть Империя шагает вперед, а мы закроем дверь, поднимемся на самый верх нашей башни из слоновой кости, на самую последнюю ступеньку, поближе к небу. Там порой холодно, не правда ли? Но не беда! Зато звёзды светят ярче, и не слышишь дураков»;

«Я всегда пытался жить в башне из слоновой кости; но окружающее её море дерьма поднимается всё выше, волны бьют об её стены с такой силой, что она вот-вот рухнет»

Берта Моризо

Сколько же в ее картинах света и радости бытия!

 

Меня разрывает на части между желанием жить и созерцанием -  попыткой вырваться за пределы. А там за пределами меня берегут: да, у нас много покровителей, и они как ребенку не дают мне сунуть пальчик в розетку с током. 

«Проникновение»…

Когда меня спрашивают: Марго, над чем ты работаешь?

Я отвечаю: Я изучаю время, его течение, субъективность, аспекты

КАРТЫ ТАРО:
Седьмая карта, Колесница, - это магия в смысле неполного знания, в смысле «дома, построенного на песке» (Маугли – скульптор как раз фигур на песке);
противоположная ей карта - шестнадцатая, Башня, - падение, которое неизбежно следует за необоснованным возвышением.
Мой «Белый город» писался на одном дыхании, потому что он и был жизнью, оставалось только записывать. Поэтому и столько отзывов было: он честен.
А «Проникновение»? Не мертвечину ли я пишу, не «текст ли ради текста»? Может, это и есть «башня»? И потому так все мучительно медленно?

Я будто ищу дорогу в зыбучих песках: между снами и жизнью. Что реальнее? Я уже и не знаю…

 

Tags: искусство, мои сны
Comments for this post were disabled by the author