Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

О мечте...

Болею после «Коллекционера» Фаулза, лечусь «Игрой в бисер» Гессе…

После некоторых книг действительно заболеваешь. Когда болеет тело, знаешь что делать – выпил аспирину и все. А когда душа… Самое страшное, что это теперь навсегда останется внутри, как отпечаток.

Книга гениальная и … жуткая. Всегда где-то на подкорке знала: надо опасаться не сильных и злых, а убогих и несчастных*. Потому что если последним выпадает шанс, то сам ад идет за ними…

 

 

Все два дня, пока читала книгу, не покидало ощущение, что это не просто история о маньяке, заточившем молодую художницу в подземелье, а страшная аллегория, притча о человеке (любом) и его мечте.

Мечта заперта в тесном подвале. Иногда (если хорошо себя ведет и ничего не требует) ее выпускают на несколько минут подышать воздухом в сад, а небо она видит только в замочной скважине.

Мечта в подвале человеческого разума целыми днями пишет небо:

« Просто провожу линию в нескольких сантиметрах от нижнего края. Это – земля. И больше не думаю ни о чем, кроме неба. Июньское небо. Декабрьское. Августовское. В весеннем дожде. В молниях. На заре. В сумерках. Написала уже с десяток небес. Только небо, больше ничего. Просто – линия, а над нею – небо…»

Человек никогда не выпустит ее на свободу, она так и сдохнет у него внутри от туберкулеза, зачахнет в подвале.

И еще подумалось, что если она и вырвется (вдруг все-таки хватит ей сил прорыть тоннель) то … никто не даст ей бегать свободно по дорогам, никто не отвезет в родной город, скорее всего она попадет в следующее такое же калибанское подземелье… Или на земле уже апокалипсис и там, наверху, нет воздуха…

 

Из пронзительного дневника Миранды:

«Когда рисуешь что‑нибудь, оно живет. А когда фотографируешь, умирает.

Коллекционирование – это антижизнь, антиискусство, анти – все на свете»
(аукционы картин кажутся грешными, картины великих не должны умирать в частной коллекции, они должны выставляться в музеях – для всех)

 

«Двое в пустыне пытаются отыскать не только друг друга, но и оазис, где они смогут быть вместе.

…любовь приходит к нам по‑разному, в разных обличьях, в разных одеждах, и, может быть, нужно очень много времени, чтобы понять, принять и называть ее по имени...»

 

P.S.

В последние дни, и даже месяцы, я постоянно думаю о том, какие книги будут читать люди, обогреваясь у костра, когда наступит конец мира и солнце погаснет. Точно не эту…

Иногда проза жизни настолько реалистична, что, может, и не убивает, но калечит. Это хорошо для мирного, сытого времени, когда войн не хватает.
А вот «Игра в бисер» спасет многих от отчаяния. Уверена, во времена, когда все рушится, люди ищут кристально чистые истины. Нити из белого и голубого бисера... 

Для меня же искусство – это прежде всего красота.

Я согласна с Флобером: нужно запереться в башне из слоновой кости, подальше от этого моря распада. Только так можно создать то, что будет дарить надежду, а не отбирать ее.

В тяжелые времена люди будут читать светлые книги.

 

P.P.S.

А еще заметила: не могу писать моральных уродов, падших ангелов – да, интересно, но не бесчувственных, не извращенцев… Литературный герой ведь живет у автора внутри, с ним автор проводит все свое время, а я не могу жить с уродами, только с людьми. Поэтому сколько бы в меня не плевались, буду писать героев.

Да, театрально, зато красиво.
И я никогда не думала КАК писать, но вечно мучаюсь размышлениями О ЧЕМ И О КОМ.
Вот еще одна цитата об искусстве из дневника Миранды:

«Это все равно что твой собственный голос. Каким бы он ни был, ты миришься с ним и говоришь как можешь, ибо у тебя нет выбора. Но важно, что ты говоришь. Именно это отличает великое искусство от всего остального»

* есть люди страдающие (действие души), а есть несчастные (свершившийся факт природы), т.е. обделенные чем-либо.
 

Tags: литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments