Марго Па (margopa) wrote,
Марго Па
margopa

за пределами круговерти

«…его дом разлетелся вдребезги и в нем самом ничто не осталось на своем месте, но в то же время – это было так, чудесным образом так, – на полу, на потолке, под кроватью и даже в тазу плавали и сверкали звезды и осколки вечности, стихи, подобные солнцам, и огромные лица женщин и котов, горевшие яростью, присущей обоим этим родам; и все это – вперемешку с мусором и яшмовыми пластинками его собственного языка, где слова денно и нощно яростно сражались и бились, как муравьи со сколопендрами, и где богохульство сожительствовало с точным изложением сути вещей, а чистый образ – с отвратительным жаргоном…»

(Хулио Кортасар «Игра в классики»)











Удивительная в этом году зима. Мороз, но не холодно. И в небе над улицами, проспектами, переулками, площадями реет огромный жёлтый глаз уже не слепого солнца. Можно бродить по городу, греться в кафешках глинтвейном, думать о том, что слёзы красивее улыбок, потому что искреннее. Любоваться картинами Караваджо, ходить в кино на дневные сеансы. Много читать. Вспоминать Венецию, потому что красота исцеляет. Парень стоял в пустом зале музея у картины и плакал. Я постаралась исчезнуть незамеченной. «Слёзы – высшая степень улыбки» (Стендаль). Почему улыбаться в общественных местах позволено, а плакать нет?
Блюз в кафе и сладкие слёзы. И обязательно кто-нибудь подойдёт спросить, что случилось. Ничего, истинная улыбка вместо клоунского оскала. Дэвид Линч назвал свой дебютный альбом «Crazy Clown Time» – точнее про нас и не скажешь.
Слава богу, мне больше некому скалиться в ответ ни ради денег, ни из вежливости. Теперь  могу даже не разговаривать ни с кем. Свобода и возможность побыть наедине с собой, почувствовать одиночество, просто почувствовать – необходимые составляющие слова «счастье».

Помню, был октябрь, и дети играли во дворе. Карусель крутилась, дети из последних сил держались за поручни, чтобы не вылететь за край. Карусель – метафора нашей цивилизованной жизни, подумалось мне тогда. Круг, покинуть который способен или очень сильный (выжить в дикой природе), или святой. Дети не выдерживали и разжимали руки, падали, и кто-то плакал, а кто-то терпеливо ждал, когда ход замедлится и можно будет снова вскочить в круговерть. Один мальчик отошёл от карусели и сел на скамейку. Смотрел, как солнце обводит кружками «глазки» сучков – скамейка была свежевыстроганной и некрашеной. Я смотрела на него и вспоминала строчку о «почти трогательной зависти к чужому солнцу» («Женщина в песках» Кобо Абэ).
Он улыбнулся, и я решила, что сделаю точно так же: карусель никуда не денется, а вот осень превратится в зиму, глазом не успеешь моргнуть, не заметишь.
–  Неужели собираешься потерять столько времени, целых девять месяцев?
Потерять? Скорее, найти. Повседневность делает вас Другими: днём решаете проблемы боссов, вечером – ваших домашних. Вы не думаете, то есть вообще. Не успеешь ухватить сверкающую всеми бликами радуги мысль за хвостик, как зазвонит телефон – по очередному пустяку с тэгом «срочно надо» – и когда нажимаешь «отбой», она уже ускользнула и вспомнить её невозможно.
Так что хватит с меня, считаю, за 15 лет беспробудного труда заработала на творческий отпуск созерцания времён года. Буду просыпаться без будильника, первой слушать мартовскую капель, днями напролёт блуждать с «зеркалкой» по тенистым изогнутым улочкам старой Москвы, сжимать в руках каштановые свечи, писать стихи и акварели, кормить голубей и уток в парках, всем существом ощущать длину минуты, тонуть в бесконечности летнего неба, ловить звёзды в ладоши, вдыхать запах травы и осенних листьев, купаться в ледяных карельских озерах… жить, думать, чувствовать, творить без оглядки. Да много чего ещё, главное Я – БУДУ.

В конце концов, герои кинофильма «Достучаться до небес» знали, что умирают. Но их месяцы мечты стоили лет повседневности. И выражаясь словами той притчи, где людям на могилах писали не годы жизни, а часы счастья, их век был дольше, чем у многих. Я тоже смогу накопить перед возвращением в очередную офисную тюрьму в ноябре по причине безденежья. Так или иначе, весь наш мир – тюрьма, хоть творчество, хоть работа. Даже рыцари свободного копья (фрилансеры) вынуждены подчиняться сюзерену (заказчику), а художники соответствовать ожиданиям зрителей, вписываться в рамки. Не получится, как писал Кортасар, «левую руку соединить с сердцем, а правую с кистью», если ты не клошар.

В мире нет абсолютной свободы, но есть временная. Её и залью в себя до краёв. Ведь понять, что есть время, и что значит жить, можно лишь за пределами повседневности и без суеты.

P.S. Фильм «Счастливые люди» Дмитрия Васюкова рекомендую, НАСТОЯЩЕЕ КИНО
http://www.kinopoisk.ru/level/1/film/535284/ (международная версия)
http://www.youtube.com/watch?v=U-ZUyzjYWl8


Tags: lytdybr, Москва, кино, особенности восприятия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments