Category: армия

Обо мне



Маргарита Пальшина – писатель, сценарист, копирайтер, журналист, дизайнер, автор и редактор литературных журналов, лауреат Всероссийского конкурса «КИНО-Хит», Национальной литературной премии «Золотое перо Руси», Международного фестиваля «Русский STIL» (Германия), Южно-Уральской премии, финалист Премии им. И.А. Гончарова, Славянского форума искусств «Золотой Витязь», Всероссийской премии «Писатель года», лонг-листер Бунинской и Горьковской премий.
Более 10 лет в рекламном бизнесе и журналистике, креативные работы неоднократно отмечены наградами на рекламных фестивалях. В 2018 году отмечена Премией «Деловая книга года в России» как лучший рецензент.
Подробнее обо мне >>>


Создатель медиа агентства для авторов “Творческие решения”: http://creative-decisions.ru
Шоурил услуг “Куда приводят Мечты?”:
https://youtu.be/icn5J1HnHQs
Авторский сайт: http://copy-writer.ru
Проект “Книга Ветра”: http://windbook.ru
Литературный блог “Дневник смотрителя маяка”: http://lightseeing.ru/

Мои книги на ЛитРес >>>
Проза >>>

Поэзия >>>

Военный жест любви и "Циники" А. Мариенгофа

Моя бабушка мне как-то рассказала о "военном жесте любви".
09192e19eee9dc3368242b141118d904
И во время войны люди были живы и молоды, им тоже хотелось любить и танцевать не меньше, чем нам сегодняшним. Они знали: дана лишь одна жизнь, она проходит сейчас - на войне и может оборваться в любую минуту.
Танцевали под гармонь или позже - под радиолу. Такие самопроизвольные танцы. Может быть, играли "Утомлённое солнце", а может, что-то другое. Мужчина обнимал девушку за талию одной рукой, второй брал её ладонь в свою. Жест, когда нежно проводят большим пальцем по ладони означал: "Пойдём со мной. Меня завтра убьют". И девушки шли даже после нескольких минут знакомства-влюблённости, и предстояла первая и последняя ночь вдвоём. Это всё, что они могли дать солдату и взять себе от него на память. Моя бабушка во время войны была ребёнком, но жест пережил войну, и она узнала о нём уже в юности.  Демографический кризис, женщины мечтали хоть так ребёнка родить...
Я часто думаю о них, - о тех, для кого "простое человеческое счастье казалось высшей и недостижимой ценностью", может, поэтому я так люблю Ремарка. Долго искала его "искорки на ветру" в другой прозе. Уже отчаялась. Нашла этой осенью.
В романе "Циники" Мариенгофа узнала знакомую интонацию и невероятно живой - щемящий язык. Правда, Мариенгоф более жесток и холоден, впечатление создаётся за счёт отстранённого и до невозможности пристального наблюдения за человеческими эмоциями. Словно сердце разделывают, как одну-единственную выловленную рыбёшку: нежно соскребают все чешуйки, аккуратно режут на тонкие ломтики, поджаривают на медленном огне, чтобы не пригорела. Другой ведь не будет.
Пожалуй, соглашусь с Бродским: это лучший русский роман 20 века.
И это роман о любви. Читала и подумалось, что все великие романы пишутся только о любви. Я раньше считала, что серьёзные вещи пишутся не о любви, а ради идеи. Считала любовь мотивацией поступков, вектором, движущей силой романа. А сейчас понимаю: любовь и есть цель.

Collapse )